Главный редактор Компромат29.ru Александр Суханов: «Вынесенный мне приговор - политическое преследование в чистом виде»

15 мая решением Октябрьского районного Суда гор. Архангельска главный редактор сайта Компромат 29.ru и Информационного агентства ARCTICWAY Александр Суханов был приговорен 4 годам 9 месяцам колонии общего режима за якобы совершенное им вымогательство крупной денежной суммы у депутата Государственной Думы РФ Андрея Палкина. Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован. По мнению редакции, в ходе следствия не был установлен факт наличия в действиях журналиста состава преступления. Дело было сфабриковано по политическим мотивам, с целью воспрепятствовать обнародованию должностных и коррупционных преступлений отдельных представителей государственной власти и руководства РУ ФСБ по Архангельской области.

Выступление Александра Суханова на судебных прениях

Ваша честь,

Я подробно в своих показаниях высказался по предъявленному мне обвинению.

Я специализируюсь на полноценных информационных компаниях и уже более 10 лет участвую, как продюсер, во всех самых громких информационных компаниях региона.

Я не понимаю, как можно брать деньги за отказ от негативных публикаций на каком-то отдельном далеко не самом популярном сайте, когда таких же негативных публикаций будет полным-полно на всех наиболее посещаемых сайтах региона? Это не профессионально, это не выгодно, и это не эффективно. И я, как продюсер, никогда бы не посоветовал своим клиентам за такое платить. Даже в далекую сельскую газету, которая является единственным СМИ на территории.

Полноценное сотрудничество политика с продюсерским центром – это эффективно. В это сотрудничество входит консультирование политика, мониторинг информационного пространства региона, поиск возможностей для ситуативного Пиара, создание формулировок и текстов для тех или иных заявлений политика, информационная защита – создание встречных информационных мероприятий в случае появления негатива в отношении политика в СМИ, текущее плановое ведение информационного сопровождения выгодных для политика информационных тем и многое другое.

Мой продюсерский центр в Архангельске известен давно. Он независим от губернатора и иных госструктур, и может себе позволить защищать людей или компании, пострадавшие от действий чиновников. Большинство ведущих политических игроков в регионе понимают, что в случае конфликта с кем-либо из моих клиентов, они получат профессиональное противодействие и поэтому сам факт сотрудничества с моим продюсерским центром уже является Пиаром.

Помимо позитивных информационных компаний, мой продюсерский центр имеет собственные информационные структуры, которые контролируют значительную часть компроматной информации региона. Мы умеем подать компромат читабельно и сделать информацию рейтинговой. В связи с этим, многие пострадавшие или заинтересованные политики предлагают компроматную информацию для публикации именно в мои структуры.

Поэтому, даже простая известность того, что тот или иной политик заключил со мной партнерское соглашение, либо за какие-то свои заслуги перед регионом он включен в «Белый список» - есть такой раздел на сайте -  означает, что мои структуры точно не будут участвовать в подготовке и публикации компромата на данных лиц. Это приводит к пассивному положительному эффекту для моих партнеров и людей из «Белого списка», что многие отказываются распространять на них компромат в СМИ вообще.

Я очень много лет занимался в регионе именно такого уровня ювелирной работой с информационным полем. И обвинить меня в работе на уровне: «дай денег – не буду писать статью» это однозначная тупая клевета. И это в сотни раз более дешевая «услуга», если можно так ее назвать, чем та, которую я предлагаю и много лет оказываю своим заказчикам.

Я даже теоретически не могу такую мелочь предложить политику, поскольку из-за моего положения известного в регионе продюсерского центра – любое партнерство со мной уже автоматически несет в себе этот Пиар на все информационное поле региона, и уже включает профессиональные консультационные услуги по вопросам ПР на уровне области.

В своих показаниях Андрей Палкин попросту лжет, пытаясь свести наш с ним единственный в жизни разговор к тупому сельскому вымогательству. Предполагаю, что идея переврать суть моего разговора зимой с Палкиным - старшим исходила от его кураторов в ФСБ с целью фабрикации уголовного дела против меня.

Я считаю, что у сотрудников РУ ФСБ, которые производили за мной слежку, склонили Михаила и Андрея Палкиных заключить с ними соглашение о сотрудничестве и организовали мое задержание, был корыстный мотив на превышение полномочий, на организацию провокацию против меня и незаконное задержание. Считаю, что они делали это по политическим мотивам и таким способом закрывали независимое СМИ, в котором ранее на них конкретно был размещен компромат. В частности, компромат был размещен на заместителя начальника РУ ФСБ Бедрина, который и дал указание на ведения за мной слежки и моего задержания.

Компромат на заместителя начальника РУ ФСБ по Архангельской области Бедрина был получен мной, как журналистом весной 2015 года. Ко мне обратился Роман Захаров бывший директор МУП «Горсвет», и рассказал, что против него была проведена провокация очень похожим способом, на тот, которым РУ ФСБ впоследствии сработало и против меня. Против Захарова был подослан заключивший соглашение с ФСБ Худяков, который записывал разговоры на диктофон и передал Захарову деньги за работу «Горосвета» по контракту «Безопасный город», якобы это была взятка.

Когда Захарова арестовали, то замначальника РУ ФСБ Бедрин склонял его к даче взятки мэру Архангельска Павленко. На что Захаров отказался, в ответ Бедрин обещал засудить Захарова.

Я опубликовал эту информацию 12 мая 2015 года на сайте Компромат29 после того, как суд вынес Захарову приговор. Александр Бедрин позвонил мне и попросил встретиться. На встрече он не отрицал указанных фактов, но просил меня убрать его фамилию из публикации, в ответ обещал помочь Захарову во время апелляции в Областном суде. Дал слово офицера, которому я поверил и сделал то, что он просил. Свое слово «псевдоофцерское» Бедрин не сдержал и наоборот в областном суде сделал все, чтобы незаконный приговор Захарову не отменили.

Считая, что договоренностей с Бедриным у меня более нет, я вновь разместил его фамилию в публикации.

Кроме того, вскрылось масштабное воровство бюджетных средств в госконтракте «Безопасный город», который проводился под контролем ФСБ и их временного сотрудника Худякова.

За публикацию этих материалов мой сайт Компромат29 был закрыт провайдером. Сотрудник провайдера компании Агава. Сотрудники провайдера сообщили мне, что сайт закрыт по заявлению РУ ФСБ и указал фамилию сотрудника Петров. И даже дал номер его рабочего телефона в Архангельске, чтобы я связался и выяснил причины.

Я позвонил сотруднику Игорю Полынкину, с которым считал имею нормальные рабочие отношения и попросил помочь мне. Но в ответ, Полынкин сказал мне явиться к нему в рабочий кабинет, или он меня вызовет на допрос в официальном порядке. Я пришел к нему и на встрече в течение более часа Полынкин угрожал уголовным преследованием меня и моих друзей, если я продолжу распространение данной информации.

После этих угроз я информацию на эту тему больше не публиковал. Мое заявление против его действий в ФСБ – мы, по-соглашению, изъяли из реестра заявлений в тот же день. Полынкин сказал, что рад, что мы договорились, и даже впоследствии несколько раз встречался со мной, доверительно беседовал, обещал помочь в моих расследованиях и просил помочь ему по ряду его информационных интересов.

Впоследствии, провокацию против меня организовали именно сотрудники ФСБ Бедрин, Полынкин и Петров. Все это подробно было мною указано в заявлении в Генеральную прокуратуру 29 августа 2016 года. Чем закончилась проверка по моему заявлению я не знаю. Меня даже не опрашивали.

Свою заинтересованность в уголовном преследовании против меня Полынкин дважды указал сам. Сначала, во время моего задержания он тщеславно сказал: «Ну, что? Теперь-то у нас все «закреплено», теперь-то не отвертишься» и т.д... То есть он подтвердил, что они давно хотели и искали, как бы меня закрыть, но им не хватало для «закрепления».

В дальнейшем сотрудник ФСБ Игорь, вероятно, Полынкин, вместе с Андреем Палкиным угрожали свидетелю Ларисе Цуркан и требовали от нее изменить свои показания в пользу того, что моя встреча с Палкиным происходила в 2015 году. Они считали, что им это важно для доказательства моей вины. Лариса Цуркан считала, что наша встреча могла произойти в феврале и не стала как ей показалось «врать под давлением» и написала соответствующее заявление в ФСБ, о чем и сообщила на своем допросе.

Кстати. Сразу после написания такого заявления, Андрей Палкин изменил свои первоначальные показания. Причем изменил их до такой степени, что, и полностью поменял предмет нашего с ним разговора. Во время обыска в офисе ООО «Норд Медиа Консалтинг Групп» после моего задержания – Игорь Полынкин в присутствии всех участников и понятых заявил, что Суханов давно и сильно мешал его управлению, и откровенно торжествовал, что теперь закроет журналиста и прекратит деятельность СМИ.

При даче показаний в суде в качестве свидетеля Игорь Полынкин так же явно дал понять, что ненавидит меня именно за мою профессиональную деятельность. В частности, он с неприязнью заявил в мой адрес: «Если бы ты был «журналистом!» - Имея в виду, что я, по его мнению, журналист очень плохой. На что Полынкину было сделано внушение от судьи.

В своем рапорте о проведении проверки по заявлению Михаила Палкина, Полынкин сообщает, что Суханов по его данным давно ведет противоправную деятельность в отношении государственных структур, предпринимателей и предприятий оборонного комплекса. Этот рапорт сделан в течение всего двух часов после заявления Палкина, чей опрос длился 1,5 часа, согласно материалам в уголовном деле.

Эти сведения, причем сделанные официальным лицом не предположительной, а в утвердительной форме явно выходит за рамки заявления Палкина и свидетельствует либо о намеренной клевете, либо о том, что ФСБ давно готовило против меня уголовное преследование, имело доказательства моей виновности по совершенно другим эпизодам, но эти данные скрыло от следствия, что так же является нарушением закона.

Прошу суд дать указание проверить данный рапорт Полынкина на предмет клеветы в отношении меня, или в отношении сокрытия данных о выявленных им моих преступлениях, которые он указал в своем рапорте и возбудить против сотрудника РУ ФСБ Полынкина уголовное производство. 

Аналогично прошу возбудить такую же проверку и в отношении заместителя начальника РУ ФСБ Александра Бедрина, поскольку он так же составил свой рапорт, который есть в материалах дела.  В нем Бедрин так же указал эти же клеветнические данные о якобы имевших место моих преступлениях в отношении других лиц, государственных структур и предприятий оборонного комплекса.

Эти клеветнические рапорты Полынкина и Бедрина отчетливо демонстрируют их давнюю ненависть к моему независимому СМИ, причем они ненавидят издание за как они показывают многие-многие антикоррупционные публикации, и вероятно, очень давно пытались найти способ расправиться со СМИ. И в конце концов решились организовать провокацию с помощью граждан Палкиных, которые так же были заинтересованы закрыть рот моим СМИ .

То есть это дело – чистой воды политическое преследование журналиста.

Во время проведения оперативного эксперимента, на видеозаписи, которая предоставлена в материалы дела, не отображено, что произошло с сумкой Александра Суханова в которую Михаил Палкин положил некий конверт поскольку на записи видно лишь, как некая рука забирает сумку из салона автомобиля и на этом запись заканчивается. Что именно Михаил Палкин положил в сумку Суханова на видеозаписи так же не видно. В какой момент и кто установил, что в данной сумке находились именно деньги и именно в такой сумме, и какими именно купюрами, так же из видео представленного в материалы дела не известно. Между тем, мне известно, что сотрудники ФСБ проводили видеосъемку и другой видеокамерой, материалы с которой незаконно были переданы в СМИ. Прошу суд обязать органы ФСБ предоставить все материалы оперативного эксперимента, включая данную видеозапись с другой видеокамеры. Не исключено, что сотрудники ФСБ, имея корыстный умысел могли подтасовать вещественные доказательства.

Я считаю, что сотрудники ФСБ заранее спланировали провокацию против меня, что Палкины  работали под их контролем. Михаил Палкин вел запись разговоров со мной и умышленно акцентировал разговор именно на том, что было необходимо Полынкину для якобы доказательств вымогательства.

В дальнейшем показания о сути этих входящих телефонных звонков летом двух от Андрея Палкина и одного от Михаила Палкина трижды менялась.  В первоначальных показаниях они указывались лишь, как очень короткие ничего не значащие кроме назначения встречи. Затем на очных ставках, оба Палкина заявили, что не ничего про суть данных телефонных разговоров не помнят. И уже в ходе суда, Андрей Палкин придумал новую версию этих разговоров, отличную от его первоначальных показаний.

Таким образом, в суде Михаил Палкин подтвердил свой сознательный умысел на вмешательство в мою законную деятельность журналиста и повлиять на мой отказ от публикации данного материала. Ответственность лица, вмешивающегося в законную деятельность журналиста, наступает независимо от последствий и дальнейших действий журналиста и издателя.

Прошу суд на этом основании дать указание провести проверку и по результатам возбудить уголовное дело против Михаила Палкина по факту вмешательства в законную деятельность журналиста и требование от журналиста отказаться от указанной публикации.

Во время нашей третьей встречи, Михаил Палкин спросил, что это была за публикация, хотя ранее я ему уже говорил, что не собираюсь ее публиковать, так как это ерунда. Несмотря на провокационность вопроса, я ему пояснил, что разговор шел о том, что уже к тому моменту было опубликовано на сайте ЛДПР29.ру. Это сайт, поддерживающий конкурирующего с Михаилом Палкиным кандидата в депутаты Госдумы от партии ЛДПР Ирины Чирковой. Михаил Палкин подтвердил, что ему известно о данной публикации. Следовательно, Михаилу Палкину уже не было возможности даже предположить, что у меня была какая-то иная публикация, кроме той, которая уже обнародована другим СМИ. Мало того, что я накануне сказал ему, что не буду ее публиковать, и что она мне не нравится. И, соответственно, ее даже нельзя было иметь в виду под предметом нашего сотрудничества. 

В последствие на суде Михаил Палкин дал показания, что он, когда шел на разговор со мной 27 июля – заранее знал, что ни в коем случае не собирается сотрудничать со мной, а преследовал лишь две цели – снять ранее сделанные публикации с сайта Компромат29 и добиться моего отказа от публикаций в отношении него и его отца до конца выборов в ГД. То есть, все это время наших разговоров он сознательно вводил меня в заблуждение, и зная, что записывает наш разговор на диктофон провоцировал меня на какие-то нужные ему для моего обвинения слова или действия.

Кстати, важно. Михаил Палкин в течение суда несколько раз менял свое мнение относительно того, с какой целью он пришел ко мне. Так на очной ставке, он заявлял, что пришел потребовать от меня удалить публикации и больше не публиковать. Причем факт того, что это было именно требование – он отдельно акцентировал это, отвечая на специально заданный уточняющий вопрос.

Суд отказал нам в проведении технической экспертизу аудиозаписи 28 июля 2016 года на предмет ее монтажа. Запись представлена в суд на СД-диске, а не в оригинале, как требует УПК, кроме того, аудиозапись разговора 27 июля и аудио-запись разговора 28 июля сделаны в разных форматах, и следовательно либо она сделана на разные записывающие устройства, либо формат был изменен при перезаписи, что является доказательством монтажа. Михаил Палкин показал, что делал записи на один и тот же диктофон, следовательно, изменение формата было произведено кем-то уже после записи, что уже является монтажом и недопустимо с точки зрения УПК. 

Таким образом, у тех, кто переносил аудиозапись была возможность монтажа, я считаю, что у них был и корыстный мотив для моего обвинения, и у меня есть законные сомнения, поэтому прошу суд назначить техническую экспертизу данной аудиозаписи. (это отдельное ходатайство).

В момент моих слов на видеозаписи явно заметен технический эффект снижения громкости аудиоканала. Вполне возможно, что данная видеозапись так же подверглась монтированию и оказывая в удовлетворении назначить техническую экспертизу на предмет монтажа, суд не лишает меня возможности утверждать, что монтаж имеет место быть.

В частности, даже при составлении распечатки разговора, следователь допустил ошибку в расшифровывании моих слов, в результате чего исказился их смысл. Вместо слов «В плюс», выражающей смысл «положительной информации», следователь Соловьев в распечатку внес слово: «Плюс», выражающей смысл некоего непонятного и нелогичного дополнения, не сочетающегося с продолжением фразы, чем полностью извратил ее смысл. 

И напоследок.

Только недавно. зимой 2017 года в СМИ просочилась информация, что 28 июля 2016 года состоялось решение арбитражного суда Архангельской области о том, что кандидат в депутаты Госдумы Андрей Палкин недоплатил бюджету области 148 миллионов рублей налогов. Вот, прямо накануне моего задержания появилась такая информация. Сейчас понятно, что Палкин только став депутатом Государственной Думы смог рассчитывать, что ему «позволят» признать себя банкротом и не заплатить налогов в бюджет области, люди которой его выбрали.

Могу утверждать, что если бы эта информация появилась в СМИ тогда летом, во время выборов, то, это был бы компромат, который мог стоить Палкину мандата депутата Госдумы. Вероятно, именно это обстоятельство окончательно толкнуло его на сотрудничество с местным ФСБ в качестве провокатора с целью создания против меня уголовного преследования. Палкины-то прекрасно знали, что такое решение суд вынесет вот-вот. Иначе чего бы это вдруг они заспешили ко мне именно в это время? Пришли через полгода после публикаций со своими двусмысленными просьбами и диктофоном в кармане?

Им эта провокация удалась, меня арестовали, издание закрылось. Люди, кто бы мог передать эту информацию мне, так и не смогли этого сделать. И это действительно помогло Палкину избежать огласки этой сверх компроматной информации в период выборов.

Я повторяю еще раз - у меня не было умысла на вымогательства у Палкиных каких-либо денежных средств.

Прошу вынести в отношении меня оправдательный приговор.





Система Orphus
Просмотров статьи: 2411. Ключевые слова:


Добавить комментарий

«Белый список» Архангельской области. Люди и компании, против которых не будет опубликован компромат на Kompromat29.ru


Вечный жмот. Дмитрий Юрков, как зеркало грядущей революции  Депутат - олигарх Палкин отшивает кричащих о помощи


Самое читаемое

Правила игра в КОМПРОМАТ29

Видео компромат29

Реклама

Экостиль
живи правильно!

Архив Компромата29

Послать свое письмо

Статистика