Участники
события:
||||||||||

«Запах денег» навсегда покинул Архангельск. Бесславная история Соломбальских «цебыков»

Метилмеркаптан. Редкое для России слово, известное каждому архангелогородцу. «Северо-Восток подул…Сульфат…», - уверенно произносит и стар и млад, вдохнув удушливый и кислый воздух с парами отходов комбината сульфатной небеленой целлюлозы СЦБК, известной на весь мир марки «Solombala»... И ведь верили все, что практически безвреден этот самый метилмеркаптан… В Новодвинске про подобный запах до сих пор, шутя, говорят: «Запах денег».

Многие в Архангельске и сейчас «с удовольствием» вдохнули бы его снова. Но уже не судьба. «Не сдается» только городская ТЭЦ, которая уже третий год «за двоих» травит столицу Поморья сульфатными выхлопами. 

Приватизация СЦБК. 1992 год. Отправная точка постепенного разрушения коллектива. Не секрет, что производственный коллектив СЦБК был одним из самых сплоченных, профессиональных. Работали династии с 30-х годов. Из бывших раскулаченных крестьян спец-переселенцев.

Пока руководил комбинатом Аркадий Федорович Личутин, каждый работник и каждый житель северного округа  Архангельска – «Сульфата» чувствовал себя защищенным. За его годы правления с 1969 по 1988 – было построено несколько детских садов, новая школа номер 51. Жилой квартал 5-этажек и 9-этажек. Санаторий-профилакторий. Спортивный комплекс. Газифицированы все дома, подчиненные ЖКО СЦБК, плюс база отдыха в Больших Корелах.

Как руководитель,  Личутин – лично сам проверял работу в цехах, обходя предприятие перед основной планеркой. И спрашивал в основном у бригадиров о производстве.

После того, как Личутина позвали на должность в администрацию Архангельской области – началась перестройка на комбинате. В то время Львов был коммерческим директором СЦБК.
Личутин передал бразды правления Львову и ушел на повышение, продолжая заочно опекать комбинат. Львов получил такой подарок в основном благодаря своему отцу Питириму Львову. Очень уважаемому в области человеку, профессору АЛТИ. 

Приватизация прошла тихо. Основные акции захватили несколько человек во главе со Львовым.
Это была самая классическая схема приватизации подобных комбинатов. Работники получили  по дырке от бублика.. И буквально за несколько лет изначальная группа лиц полновластно владела комбинатом.

Сразу после приватизации в 1993 году комбинат остановился впервые. Появились проблемы со сбытом целлюлозы. Склады были забиты. Упаковки с целлюлозой выставлялись прямо на улице. До дефолта 1998 года комбинат  работал не шатко- не валко. С ноября 1995 до июня 1996 – комбинат встал во второй раз.

Лишь дефолт 1998 года вернул жизнь на комбинат. Доллар подскочил в 4 раза и начался обратный процесс. Руководство комбинат не знало. куда девать деньги. Это было само лучшее время, чтобы модернизировать СЦБК. И оно было успешно упущено. 

В конце 90-х Личутин ушел из администрации. До самой своей кончины он очень сильно переживал за комбинат. 4 июня 2001 года Личутин умер. И это можно считать отправной точкой, когда комбинат окончательно встал на рельсы в пропасть.  Примерно в это же время у коллектива выкупили последние акции в 2000-2002 годах.

Вместо шага вперед в федеральном направлении –  руководство СЦБК сделало шаг назад, и полезло в региональную и городскую политику.  3 декабря 2000 года мэром Архангельска был избран Олег Нилов – бывший замом Львова по социальным вопросам. Депутатом областного собрания стал главный юрист комбината Станислав Вторый.  В Горсовет прошла главный специалист комбината по экологии Татьяна Дробежкина, и возглавила там соответствующий профильный комитет. Два губернатора подряд Ефремов и Киселев тоже считались «Соломбальскими». 

Руководство СЦБК открыто бесилось с жиру. На комбинате Львовым был впервые озвучен лозунг – «К нам будет еще очередь из специалистов с высшим образованием, чтобы работать простыми рабочими»…

Первый год пребывания в местной власти СЦБК сожрал «Гидролизный завод». Очистные принадлежали СЦБК, плюс в руках комбината появились административные рычаги, плюс вся пресса холдинга Якова Попаренко начала «мочить» гидролизный. Под таким прессом завод был окончательно задушен в 2001 году. Какие цели ставили Львов и компания, какие копейки подняли на развале гидролизного  – до сих пор не понятно. 

В 2006 году уже и сам Львов полез в Областное Собрание. Зачем? Личные амбиции? В 2007 перелез в Совет Федерации. Тоже, зачем? Архангелогородцам и работникам была придумана байка, что это полезно для комбината, и все с надеждой в это поверили. Между тем «Соломбальские» политики сконцентрировались на мелкотравчатую и вялотекущую войну за банкротство и отжим архангельского «Водоканала», и периодически подпрыгивали по ряду все более и более мелких тем.

В это время в середине нулевых начались серьезные аварии на комбинате. Одна за другой. В разных цехах. Мощный пожар в 2004 году – остановил комбинат. Стало понятно, что оборудование устарело. И модернизация нужна срочно. И тогда видимо окончательно уже руководство взяло курс на вывод активов. Латались, исключительно, лишь самые крупные дыры.

Зарплаты персонала «остановились» и постепенно стали самыми низкими в отрасли. С середины нулевых начался массовый уход лучших специалистов с комбината.  От рядовых работников до руководителей.  Хороший специалисты в тот момент требовались во многих местах. Охота за головами для недавно модернизированных и для новых производств велась по всей стране. Можно сказать, что СЦБК стал заметным поставщиком «золотых рук» для целого ряда комбинатов по всей стране.

Осенью 2011 года пришел логичный бесславный конец комбината. ЦБК "встал". Через год осенью 2012 его объявили банкротом. От комбината остались лишь «очистные», которые и до сих пор зарабатывают на городских стоках Архангельска. И 2000 работников остались не более 100 человек. И те заняты лишь тем, чтобы еще продлить жизнь входящему в единый холдинг «Соломбалалес» СЛДК.

По стандартной, достаточно, для российского бизнеса схеме, когда невозможно было продать актив целиком – он просто медленно и неуклонно загонялся в долги. Долг перед энергетикам, поставщикам, перед налоговой, долг по зарплате. В один прекрасный момент, такой комбинат окончательно зашивался в неплатежах и просто бросался на произвол кредиторов, пытающихся продажей заводского имущества на металлолом или сдачей в аренду цехов восполнить свои потери.

При том, что годовой оборот комбината во второй половине двухтысячных – составлял около 3 миллиардов рублей в год, можно предположить, что Львов за эти годы вывел в свою австрийскую резиденцию примерно такую же сумму. 

Все, что хорошего осталось Поморью от СЦБК – это память о былых победах «Водника», и фестивалях «Созвездие» времен губернатора Ефремова. Когда Львов не мог отказать главе региона и был вынужден спонсировать.

P.S. Данная, достаточно грустная история, была бы полезна, если бы позволила сейчас спасти для области хотя бы последний работающий актив холдинга - СЛДК.





Система Orphus
Просмотров статьи: 2978. Ключевые слова: Дробешкина, Львов, Личутин, Вторый, Ефремов, Киселев


Добавить комментарий

«Белый список» Архангельской области. Люди и компании, против которых не будет опубликован компромат на Kompromat29.ru


Вечный жмот. Дмитрий Юрков, как зеркало грядущей революции  Депутат - олигарх Палкин отшивает кричащих о помощи


Самое читаемое

Правила игра в КОМПРОМАТ29

Видео компромат29

Добрые



Павленко Виктор
(+3)

Ваккосов Шахобиддин
(-1)

Пуканов Виталий
(-2)

Савкин Александр
(-3)

Рыжков Сергей
(0)

Горячая пятерка


(-5)
Крупчак Владимир
(+1)
Будниченко Михаил
(+1)
Северьянов Константин
(+1)
Попаренко Яков
(0)
Петров Владимир

				

Реклама

Экостиль
живи правильно!

Архив Компромата29

Послать свое письмо

Статистика