АРХИВ КОМПРОМАТ29: Дело Баринова: Адвокаты аргументировали требование полного оправдания обвиняемых

Напомним, сегодня второй день судебных прений в процессе по делу Баринова и его «подельников»-коллег по ОАО «Архангельскгеолдобыча» Сергея Горяева и Сергея Гаврилова. На утреннем заседании свое выступление закончили гособвинители, призвавшие суд наказать Баринова лишением свободы сроком на 10 лет. Стоит отметить, что речь прокурора Дмитрия Смирнова была построена исключительно на тексте обвинительного постановления, появившегося в недрах Генпрокуратуры еще более года назад. За это время прокуроры так и не нашли ни одной  действительно потерпевшей стороны. Сегодня еще раз об отсутствии каких-либо претензий к подсудимым заявили представители ООО «ЛУКОЙЛ-Север» и ОАО «Архангельскгеолдобыча».

После этого свое выступление в прениях начал адвокат Всеволод Есаков, представляющий в суде интересы Алексея Баринова.

«Считаю единственно возможным обоснованным, законным и справедливым решением по делу - оправдание Баринова Алексея Викторовича за отсутствием состава преступления по всем инкриминируемым ему эпизодам обвинения», - такова позиция Есакова.

ИА «RUSNORD»  приводит полный текст позиции защитников Баринова, прозвучавшей сегодня в ходе судебных прений.

ЕСАКОВ: «Настоящим защита намерена лишь обозначить и проанализировать те правовые и фактические выводы, которые следуют из совокупности представленных суду сторонами доказательств.

   По эпизоду заключения договора займа с ООО «Нарьянмарнефтегаз» и расходованию соответствующих денежных средств.

   В соответствии  с вступившим в  законную силу решением арбитражного суда от 09.01.07 г., судом установлено, что инкриминируемый договор займа №176/2005 необходимо считать незаключенным, поскольку никакие денежные средства по нему не перечислялись; инкриминированные же денежные средства, перечисленные согласно письма №03-10/1036, заимствованными не являются, а их необходимо считать добровольным пожертвованием организации на социально-экономическое развитие округа.

   Лишена процессуального смысла ссылка государственного обвинителя на правила преюдиции, изложенные в ст.90 УПК РФ, поскольку ни указанной нормой, ни какой-либо иной нормой УПК РФ не предусматриваются правила оценки вступившего в силу решения арбитражного суда. Здесь необходимо исходить из общепринятого правила обязательности для всех вступившего в законную силу судебного решения.

   Указанное в платежном поручении основание платежа со ссылкой на договор займа необходимо считать технической ошибкой составителя документа, поскольку нет ни одного письменного указания о таком основании, как и информации о подобном устном указании.

   Пожертвованные денежные средства были в полном объеме использованы на общественно полезный проект: строительство церкви и воскресной школы в Нарьян-Маре. В частности, это подтверждается и показаниями заместителя Главы администрации НАО по строительству Шаренкова А.Н., контролировавшего этот проект, который утверждает, что эти объекты были простроены, в том числе, на средства спонсорской помощи ООО, в рамках программы социальной поддержки округа.

   Вышеизложенные факты подтвердили допрошенные гендиректор ООО "Нарьянмарнфтегаз" Гнатченко С.В. в своих показаниях и представленных суду документах, а также свидетели Васильев, Шевырев С.В., Корепанов В.К. Так, согласно письма №581 от 21.11.06 г. Президента Фонда Рублева в ООО «Нарьянмарнефтегаз» (т.16 л.д.59), все поступившие 6.500.000 руб. были в полном объеме потрачены на строительство школы в Н.Маре. Согласно письма гендиректора ООО «Нарьянмарнефтегаз» Гнатченко и зам гендиректора по бухучету Роберта Смита№СГ3308Н от 21.11.06 г. в адрес Администрации НАО, в силу заключенного 26.12.05 г. Соглашения о сотрудничестве, по которому ООО принимает участие в финансировании социально-экономических программ и проектов в НАО, учитывая, что 6.500.000 руб., выделенные по договору №176/2005 от 06.04.05 г., потрачены на строительство школы в Н.Маре, ООО рассматривает данные средства в качестве участия в социально-экономическом развитии НАО. Никакого ущерба ООО "Нарьянмарнефтегаз" не причинено, что также подтверждается письмом ООО, исследованным в судебном заседании. Необоснованным здесь представляется и утверждение гособвинителя о причинении ущерба Администрации НАО возникшими долговыми обязательствами с учетом вышеописанного судебного постановления об отсутствии оснований для соответствующего взыскания.

   Поскольку договор займа признан судом незаключенным, он не должен был и не мог учитываться по долговой книге.

   Обращение письмом Главы администрации НАО в коммерческую структуру с просьбой о добровольном пожертвовании в поддержку решения социально-экономических проблем округа не запрещено законодательством РФ. Это подтвердил в ходе своего допроса в суде и эксперт Гришковец.

   Таким образом, в действиях и решениях Баринова А.В. по данному эпизоду отсутствует состав какого-либо преступления.

   По эпизоду заключения договора займа с ООО «Лукойл-Север» и расходованию соответствующих денежных средств.

   Для объективного анализа и оценки обвинения по этому эпизоду необходимо учитывать следующие обстоятельства.

   В 2005 г. бюджет НАО был принят с существенным дефицитом и только в апреле 2005 г., множество актуальных социально-экономических программ не были в него включены предшествующей администрацией и собранием депутатов НАО. При этом, актуальность этих программ не вызывала сомнений, а федеральный центр ориентировал субъекты на привлечение средств местных коммерческих структур для решения этих социально-экономических проблем. Именно такая задача была поставлена и перед Бариновым А.В.

   Одним из таких важнейших для населения округа проектов и был проект создания рыборазводного завода в целях восполнения и сохранения ценных пород рыбы на фоне постоянного ухудшения экологии региона, вызванного, прежде всего, деятельностью нефтедобывающих предприятий. О важном и общественно полезном значении для округа разработок ГосНИИОРХа в области рыборазведения и о их фактическом осуществлении также свидетельствуют исследованные судом показания Козловой С.И., Васильева М.В., Евдокимова В.Е., Корепанова В.К., Аграшенкова А.В., Пескова, Иванова Д.И., Лоренц, Шаренкова, а также исследованные судом документы (т.19 л.д. 123, 124, 126, 129, 131, 170, 171-174, 207; т.69 л.д. 31, 37, 39, 40, 43, 58, 59, 66). Например, согласно показаний и заключений весьма авторитетных ученых и сотрудников ГосНИИОРХ, актуальность подобных разработок возникла еще 10 лет назад. Указанные разработки признаны крайне необходимыми для округа и Собранием депутатов НАО, представившим в суд решение по результатам обсуждения этого вопроса, которое также исследовалось судом.

   На инкриминируемый период времени  не существовало никаких опробованных на практике форм подобных взаимоотношений администраций субъектов с коммерческими структурами.

   Выполняя поставленную перед ним задачу, Баринов А.В. начал переговоры с руководителями нефтедобывающих компаний, в том числе, с «Лукойл» и его дочерними компаниями ООО «Нарьянмарнефтегаз» и ООО «Лукойл-Север» об оказании последними безвозмездной материальной поддержки округу для решения насущных социально-экономических проблем. Результатом этих переговоров явилось согласие указанных коммерческих структур оказывать округу безвозмездную материальную помощь, по своей сути являющуюся добровольным пожертвованием.        

   Вышеописанные обстоятельства, в частности, подтверждаются свидетельскими показаниями заместителя главы администрации Шевырева С.В., депутата окружного собрания Мяндина А.В., председателя собрания депутатов НАО Кошина И.В., заместителя главы администрации НАО Васильева М.В., заместителя главы администрации НАО Корепанова В.К., генерального директора ООО «Лукойл-Север» Усманова А.А., неопровержимыми и логичными показаниями самого Баринова А.В.       

   В конечном итоге вышеописанные взаимоотношения администрации НАО и указанных нефтедобывающих компаний вылились в заключение в декабре 2005 г. соответствующих Соглашений о сотрудничестве, предусматривающих значительные безвозмездные отчисления компаний (по 150 миллионов рублей и более в год) на социально-экономическое развитие НАО. Эти соглашения исследовались в судебном заседании. Вышеописанное содержание этих Соглашений прямо опровергают высказанное в прениях предположение государственного обвинителя о том, что нефтедобывающие компании не станут «просто так» оказывать спонсорскую помощь округу.

   Однако составление, согласование и оформление подобных соглашений - весьма емкий по времени процесс при отсутствии государственного финансирования и крайнем дефиците времени для осуществления необходимых округу разработок в области рыборазведения. Необходимо здесь учитывать и местные климатические и транспортные условия, когда подобные разработки возможно произвести лишь в короткий летний период и в труднодоступной местности. Так, допрошенные в суде депутат окружного собрания Мяндин А.В. и председатель собрания депутатов НАО Кошин И.В. показали, что в случае постановки в 2005 г. перед Собранием вопроса о необходимости финансирования указанных разработок в области рыборазведения, Собрание безусловно их бы одобрило и приняла необходимые решения, но по вышеописанным причинам реально в 2005 г. их финансирование не состоялось бы.

   Следовательно, по состоянию на апрель-июнь 2005 г. имели место и подтверждены приведенными доказательствами следующие факты:

Острая необходимость в срочном финансировании важнейшего для округа социально-экономического проекта: разработки концепции развития рыбоводства в НАО, разработки рыбоводно-биологического обоснования на строительство рыбоводных заводов для воспроизводства и восполнения запасов ценных пород рыб и т.п.

Никаких источников финансирования подобного проекта в бюджете округа заложено не было, на их оформление через обращение к Собранию депутатов времени не было в связи с истечением сезона подобных работ.

Нефтедобывающие компании в ходе переговоров с администрацией НАО согласились безвозмездно выделить средства на подобные социально-экономические проекты, но не был еще разработан сам порядок оформления таких пожертвований. Соответствующие Соглашения о сотрудничестве уже разрабатывались, но еще не были оформлены. 

   При таких условиях, Глава администрации Баринов А.В. принял законное, обоснованное и единственно возможное решение об оформлении получения таких пожертвований своими письмами-обращениями к нефтедобывающим компаниям, с которыми фактически уже были проведены соответствующие переговоры и получено согласие на оказание округу безвозмездной финансовой помощи в виде финансирования социально-экономических проектов, актуальных для округа.

   Право на обращение с подобными письмами и на получение округом таким образом безвозмездных пожертвований подтвердил в ходе своего допроса в суде и эксперт в области административного права Гришковец А.А. - помощник заместителя председателя Государственной Думы РФ. В ходе этого же допроса Гришковец показал, что при производстве экспертизы не давал уголовно-правовой оценки действиям и решениям Баринова А.В., соотнося их лишь с нормами бюджетного законодательства. Этим эксперт и попытался объяснить противоречие его экспертных выводов по договору займа с ООО «Нарьянмарнефтегаз» и выплатам МЧС и ВК вступившим в законную силу судебным решениям, исследованным в судебном заседании. В ходе своего допроса эксперт фактически признал, что средства, полученные в нарушение требований бюджетного законодательства, не могут расцениваться, как бюджетные, что само по себе исключает возможность инкриминирования «нецелевого расходования бюджетных средств».

   Отметим, что установленные судебным решением факты того, что договор займа с ООО «Нарьянмарнефтегаз» необходимо считать незаключенным, а перечисления - добровольным пожертвованием, косвенно подтверждают и то, что с ООО «Лукойл-Север» у Баринова А.В. были точно такие же договоренности о безвозмездном финансировании обществом разработок ГосНИИОРХа. Это прямо подтвердил в своих показаниях и свидетель Усманов А.А. - генеральный директор ООО «Лукойл-Север».

   Это же подтверждается и отсутствием судебных требований ООО «Лукойл-Север» возврата денежных средств. Об отсутствии требований возврата инкриминируемой суммы денег свидетельствуют показаниями свидетелей Козловой С.И. (начальник управления финансов администрации НАО), заместитель Главы администрации НАО Васильев М.В., представитель администрации НАО в собрании депутатов Корепанов В.К., указывая, что с соответствующим иском к администрации обратилась лишь окружная прокуратура и уже после возбуждения уголовного дела и начала его расследования Генеральной прокуратурой. Это же подтвердил в судебном заседании 07.08.07 г. И допрошенный представитель ООО «Лукойл-Север» Белоглазов Н.А., пояснив также, что никакого ущерба ООО заключением инкриминируемого договора займа не причинено.

   Таким образом, все вышеприведенные факты свидетельствуют о том, что Баринов А.В., обращаясь своим письмом с просьбой к ООО «Лукойл-Север» о финансировании работ ГосНИИОРХ, фактически просил Общество оказать безвозмездную финансовую помощь (пожертвование) округу, а ссылка в письме на договор займа является технической ошибкой составителя проекта этого документа.

   Сам же договор займа был подписан Бариновым А.В. по просьбе руководства ООО «Лукойл-Север» (как и в случае с ООО «Нарьянмарнефтегаз») без намерения получить по нему заемные средства и лишь для оформления и отчета ООО «Лукойл-Север» (как и ООО «Нарьянмарнефтегаз») за эти пожертвования перед головным предприятием - ОАО «Лукойл». Именно этим объясняется, что проекты этих вышеописанных договоров и писем, во-первых, появились уже после договоренностей о безвозмездных пожертвованиях компаний, а, во-вторых, создавались работниками компаний, а не администрации НАО, и не прошли регистрацию в администрации и в Долговой книге НАО. Эти выводы прямо следуют из неопровергнутых показаний Баринова А.В. и прямо подтверждаются показаниями свидетелей Канюковой Е.Е., Терлецкой В.В., Андрианова С.А., Гнилякевича, Капарова А.И., Апицыной Н.П., Песковой Н.Н., Аушева А.Б., Усманова А.А.

   В частности, гендиректор ООО «Лукойл-Север» Усманов А.А. дополнительно показал, что никакого ущерба ООО «Лукол-Север» не причинено. Договор займа был оформлен исключительно для учета этих пожертвований и отчета перед «Лукойл», никакого возврата этих средств из бюджета не планировалось. Впоследствии ООО «Лукойл-Север» перечисляло также безвозмездно денежные средства на такие же социальные проекты округа гораздо более значительные суммы. Письма в Администрацию НАО направлялись исключительно с целью получения информации о фактическом расходовании данных средств. Как вариант проговаривалась возможность создания совместного с Администрацией НАО (в лице КУГИ) предприятия - рыборазводного завода. Допрошенный в суде эксперт Гришковец также показал, что в случае создания такого предприятия, ООО могло бы получать собственную прибыль соразмерную количеству имеющихся акций, что логично объясняет согласие компании на такую безвозмездную помощь округу.

   Здесь необходимо отметить, что юридически важным представляется факт отсутствия материальных претензий к Администрации НАО у «Нарьянмарнефтегаза» и «Лукойл-Севера» не с точки зрения того, что потерпевшие «отказались от претензий», как считает государственный обвинитель, а с точки зрения того, что такая позиция нефтедобывающих компаний косвенно подтверждает договоренности 2005 г. их руководителей с Бариновым А.В. об оказании безвозмездной помощи округу.

   Таким образом, в инкриминируемых моему подзащитному деяниях по данному эпизоду также отсутствует состав какого-либо преступления, все его действия были направлены исключительно на достижение общественно-полезного результата.  

   По эпизоду направления денежных средств Администрацией НАО в военный комиссариат НАО и Управление МЧС НАО.

   Судебное решение о незаконности выплат военному комиссариату и управлению МЧС НАО объективно невозможно было заблаговременно предвидеть. Это подтверждается тем, что инициирован данный процесс был лишь окружной прокуратурой по истечении весьма значительного периода, в течение которого указанные выплаты осуществлялись на основании действовавшего окружного закона.

   Соответствующий окружной закон, отменивший указанные выплаты был принят исключительно на основании вышеописанного судебного решения. Следовательно, его принятие также объективно невозможно было заблаговременно предвидеть.

   Следствием издания указанных нормативных актов объективно стал расход бюджетных денежных средств, выразившийся в установленной незаконности ранее произведенных выплат. Такой расход естественно не был предусмотрен в окружном бюджете и необходимость его устранения возникла после принятия закона об окружном бюджете на очередной финансовый год. Таким образом, чрезвычайным и непредвиденным обстоятельством является не повышение зарплаты, как попытался интерпретировать его гособвинитель, а возникновение финансовой недостачи в окружном бюджете в результате непредвиденно принятого судебного решения. Отметим, что даже окружная прокуратура далеко не сразу узрела незаконность данных выплат, хотя ее прямой обязанностью являются надзорные функции по отношению к принимаемым в округе нормативным актам.

   Следовательно, указанные бюджетные расходы являются непредвиденными. Нет никаких сомнений и в том, что указанные средства подлежали возмещению в бюджет на основании бюджетного законодательства. Именно такую задачу ставило перед Главой администрации НАО окружное собрание депутатов. Но поскольку выплаты были произведены, а статья и строки приложения в законе о бюджете исключены, было невозможно отразить основания расходования и отчитаться за выплаченную сумму перед Минфином и собранием депутатов. Даже допрошенный в суде эксперт Гришковец не смог предложить никакого иного законного выхода из создавшегося положения.

   То, что иным путем возместить указанные бюджетные расходы не представляется возможным, подтверждено и вступившим в законную силу исследованным судебным решением об отказе в иске к Министерству обороны и военкомату о взыскании данных денежных средств.    

   Исследованное судом Положение о порядке расходования средств резервного фонда Администрации НАО (т.75 л.д.192, 196) не содержит исчерпывающего перечня конкретных целей расходования денежных средств фонда. Предусмотрены: «выплаты... материальной помощи гражданам», «другие мероприятия, проводимые по решению главы администрации». «Решение главы администрации округа о выделении средств принимается в том случае, когда средства на эти цели не предусмотрены в бюджете...». «... а также иных окружных мероприятий, необходимость в проведении которых возникла после принятия закона об окружном бюджете на очередной финансовый год» (т.75 л.д.196).

   Следовательно, необходимо согласиться с выводами исследованного судебного решения о том, что, во-первых, перечень целей расходования денежных средств из резервного фонда Администрации НАО  не является исчерпывающим, во-вторых, указанные бюджетные расходы являются непредвиденными, то есть соответствующими указанному Положению, в-третьих, указанные средства могли быть выделены из резервного фонда решением Главы Администрации НАО.

   Нельзя согласиться и с мнением государственного обвинителя об отсутствии права Главы администрации НАО распоряжаться средствами резервного фонда. Достаточно более внимательно изучить текст вышеописанной редакции Положения...

   Несмотря на наличие бесспорного права принятия решения единолично, мой подзащитный Баринов А.В. фактически руководствовался решением коллегиальным, пусть даже письменно не оформленным. В принятии данного решения принимали участие Козлова С.И. (начальник управления финансов администрации НАО), заместитель Главы администрации НАО Васильев М.В., руководитель аппарата администрации НАО Черноусова И.П., начальник бюджетного отдела администрации НАО Корельская Е.М., представитель администрации НАО в собрании депутатов Корепанов В.К., депутаты окружного собрания. Все вышеуказанные лица это подтвердили в своих свидетельских показаниях в судебном заседании. Также эти обстоятельства и выводы подтвердили депутат окружного собрания Мяндин А.В. и председатель собрания депутатов НАО Кошин И.В. Эти же свидетели компетентно утверждают, что иного разрешения возникшей проблемы не было, а ее разрешение инкриминированными Баринову распоряжениями - было единственно возможно, законно и общественно-полезно для НАО.

   Кроме того, и очевидная внутренняя противоречивость обвинения не позволяет вынести обвинительный приговор по этому эпизоду.

   Фактически вменено только подписание распоряжений №№568-рг, 595-рг, 569-рг, 594-рг в период 12-26.10.05 г. о выделении денежных средств в ВК и МЧС (655 400 руб.). Выделение из окружного бюджета 680308,2 руб., «до внесения изменения в закон Ненецкого автономного округа № 565-ОЗ», т.е. до 20.09.05 г. предъявленным обвинением Баринову не инкриминируется, т.к. не указаны его конкретные деяния, состоящие в причинно-следственной связи с выделением указанной суммы (680308,2 руб.), поскольку никаких иных распоряжений о выделении каких-либо иных сумм из резервного фонда в ВК и МЧС, Бариновым не подписывалось (и не инкриминируется предъявленным обвинением). К тому же выделение из окружного бюджета 680308,2 руб. осуществлялось, как следует из обвинения, на основании действовавшего Закона НАО №565-ОЗ, а неисполнение судебного решения Баринову А.В. также не инкриминируется.

   Инкриминируемые деяния (подписание распоряжений №№568-рг, 595-рг, 569-рг, 594-рг) не квалифицированы (не вменено), как нецелевое расходование бюджетных средств (переквалификация с «превышения должностных полномочий» невозможна, так как существенно различаются составы), однако в обвинении указано, что Баринов совершил «нецелевое расходование бюджетных средств Ненецкого автономного округа на общую сумму 655 400 руб.». Следовательно, в части подписания Бариновым распоряжений №№568-рг, 595-рг, 569-рг, 594-рг о выделении этой суммы (655 400 руб.) из резервного фонда в ВК и МЧС - ОТСУТСТВУЕТ инкриминированный состав "превышения должностных полномочий", и дело подлежит прекращению за отсутствием состава инкриминируемого деяния и по этим основаниям.

   Эти выводы объективно свидетельствуют о несостоятельности обвинения по данному эпизоду.       

   По инкриминированным Баринову А.В. хищениям векселей «Энергосинтез-М».

   Логична, последовательна и не опровергается никакими доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, позиция моего подзащитного Баринова А.В. о том, что указанных векселей он не похищал, а инкриминируемые ему сделки совершены исключительно в интересах «АГД» и не причинили никакого ущерба предприятию и его акционерам, а, напротив, были выгодными для предприятия.

   Об обоснованности данных заявлений Баринова А.В. свидетельствуют следующие фактические обстоятельства, установленные при исследовании доказательств в ходе судебного разбирательства.

Все инкриминируемые векселя приобретены в рамках прав генерального директора, предусмотренных Уставом «АГД» и по цене ниже номинала, что свидетельствует о выгодности для предприятия указанных сделок. Кроме своей очевидности, этот вывод подтвержден и показаниями эксперта Дьякова в судебном заседании.

Эмитентом векселей является действовавшее на инкриминируемый период времени предприятие, имеющее значительные оборотные средства и абсолютно платежеспособное по этим векселям. Это, в частности, подтверждается неопровержимыми показаниями свидетеля Долголенко.

Инкриминируемые векселя оформлены таким образом, что предъявить их к оплате могло только «АГД», что исключает смысл их хищения при инкриминируемых обстоятельствах.

Отсутствие векселей в «АГД» обнаружено через значительные период времени после увольнения с предприятия Баринова А.В. при обстоятельствах, не исключающих их случайную утрату иными сотрудниками предприятия. Об этом свидетельствуют и сведения о производимом в «АГД» ремонте помещений, установленные и решением суда о восстановлении прав «АГД» на векселя (т.29 л.д.70), и показания свидетелей Сухих, Поповой об условиях хранения векселей на предприятии, при отсутствии доказательств невозможности возвращения этих векселей в «АГД» из ООО «Техстройтеко».

Поскольку этой же инвентаризацией обнаружен в «АГД» «излишек» иных векселей, на гораздо более значительную сумму, возможно обоснованно предположить, что инкриминируемые векселя были «зачтены» иными по каким-либо сделкам, по оплошности работников «АГД» не отраженным в бухучете.

Из неопровержимых показаний Баринова, Долголенко, Фролова следует, что эти векселя могли быть эмитированы ООО «Энергосинтез-М» в качестве гарантии поставки оборудования какому-либо из дочерних предприятий «АГД» после перечисления оплаты за это оборудование из «АГД». Таким образом, поступившие за эти векселя денежные средства от «АГД» «Энергосинтез-М» сразу направлял своему поставщику ООО «Техстройтеко», которому на хранение передавались и эти векселя - гарантия сделки. После выполнения «Техстройтеко» обязательств перед «Энергосинтез-М», а последним перед дочерней компанией «АГД» по поставке оборудования, эти векселя-гарантия должны были уничтожаться или возвращаться эмитенту - ООО «Энергосинтез-М». Эта схема логично объясняет возможное отсутствие инкриминируемых векселей и исключает любые выводы о неправомерности чьих-либо действий, в том числе, Баринова А.В. Этим может объясняться и отсутствие претензий «НК Лукойл», связанных с этими векселями.

Даже после увольнения Баринова А.В. из «АГД» еще длительное время сохранялась возможность предъявления этих векселей к оплате и восстановление прав по ним, что подтверждается показаниями представителей потерпевшего Незова и Гобратова, также свидетеля Сухих, а также исследованными вступившими в законную силу судебными решениями о восстановлении прав по этим векселям. Отсутствуют и претензии «АГД» к Баринову А.В.      

   Таким образом, по данным эпизодам в действиях моего подзащитного Баринова А.В. также отсутствует состав какого-либо преступления.

   По инкриминированным хищениям квартир, денежных средств, векселей ОАО «Архангельскгеолдобыча» (далее - «АГД») организованной группой.

   1. Хищение - корыстное, противоправное, безвозмездное изъятие или обращение имущества в свою пользу, причинившее ущерб собственнику (владельцу) - (п.1 Примечаний к ст.158 УК РФ).

   Таким образом, в нашем случае обязательный признак «ущерб собственнику (владельцу)» и должен заключаться в безвозмездности для подсудимых перехода к ним квартир от «АГД» без согласия на то акционеров предприятия.

   Фактически обвинение попыталось обосновать свои выводы в этой части лишь одним только предположением, что подсудимые вместо оплаты квартир создали видимость передачи в «АГД» векселей, которые к этому моменту были уже погашены банком. Указанное предположение стороны обвинения было опровергнуто показаниями подсудимых, которые, в свою очередь, не опровергаются никакими исследованными доказательствами по делу и заключаются в следующем.

   А) В срок до 15 декабря 1999 года Баринов А.В. передал заместителю гендиректора "АГД" Горяеву наличные денежные средства в оплату квартиры, гаражного бокса и последующего их ремонта, поручив оформление соответствующих сделок с "АГД". Это прямо и неопровержимо подтверждается показаниями самого Горяева в судебном заседании. Следовательно, Баринов А.В. фактически заплатил "АГД" за инкриминируемые квартиру и гаражный бокс, а также оплатил последующий их ремонт.

   Б) Горяев лично, без всяких договоренностей с другими подсудимыми и без постановки их в известность, избрал вексельный способ оформления отчуждения этой недвижимости "АГД", поскольку, во-первых, обоснованно опасался наложения взыскания налоговых органов на любую денежную наличность, поступающую на счета предприятия, а, во-вторых, по той же причине все три квартиры было необходимо переоформить срочно, а в тот момент в распоряжении Горяева еще не было суммы, достаточной для оплаты всех трех квартир.

   В) 20 декабря 1999 года Горяев передал векселя 0000441, 0000442, 0000443 в ОАО «Архангельскгеолдобыча» в счет исполнения обязательств по договору уступки права требования и договоров купли-продажи квартир. При этом не представлено никаких прямых доказательств того, что эти векселя в «АГД» не поступали. Напротив, согласно показаний бухгалтера «АГД» Поповой, векселя в «АГД» могли храниться и у Поповой, и у Гаврилова, а также в других местах; для осуществления бухгалтерских проводок сами векселя бухгалтеру не требуются, достаточно актов приема-передачи. Таким образом, фактическое нахождение этих векселей у заместителя генерального директора "АГД" необходимо считать нахождением их на предприятии и в собственности предприятия.

   Г) 29 декабря 1999 года ОАО «Архангельскгеолдобыча» передало эти векселя в ООО «БФК-Инвест» (далее - «БФК») в качестве аванса по договору № 135/99 от 20 февраля 1999 года.

   Д) 29 декабря 1999 года ООО «БФК-Инвест» выдало эти же векселя Горяеву в качестве займа. Впоследствии этот заем погашен денежными средствами Горяева, Гаврилова и Баринова в кассу ООО «БФК-Инвест», после чего Займодавец (ООО «БФК-Инвест») вернул Заемщику (Горяеву) долговые расписки на основании п. 2 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации.

   Е) 29 декабря 1999 года Горяев предоставил векселя 0000441, 0000442, 0000443 в «ФондСервисБанк» в качестве погашения кредитов, ранее оформленных на подсудимых, которые Банк провел 24 декабря 1999 года по согласованию с Горяевым, в силу ранее достигнутых с ним договоренностей о беспроцентности этих кредитов, для того, чтобы уменьшить процентные выплаты за пользование предоставленными кредитами. Наличие таких договоренностей никакими исследованными доказательствами не опровергается, а, напротив, косвенно подтверждается исследованными показаниями вице-президента «ФСБ» Эткиной (т.20 л.д.5) о том, что подробностей и условий кредитных взаимоотношений банка с обвиняемыми она уже не помнит, но часто общалась с Горяевым - представителем крупнейшего клиента банка. Также допрошенные в суде начальник кредитного управления «ФСБ» Сробот и заместитель главного бухгалтера «ФСБ» Ермаков подтвердили, что векселя могли быть фактически переданы в банк не в день составления актов их приема-передачи и осуществления бухгалтерских проводок, и уже невозможно определить, когда фактически были перечеркнуты векселя 0000441, 0000442, 0000443. При таких обстоятельствах описанные Горяевым договоренности с руководителями банка представляются вполне логичными.

   Ж) 06 июля 2000 года ООО «БФК-Инвест» произвело полный возврат аванса по договору № 135/99 от 20 февраля 1999 года в связи с невозможностью исполнения своих обязательств платежным поручением № 178. Этот факт признан и исследованным экспертным заключением (т.12, л.д.111) и показаниями эксперта и специалиста, и аудиторским заключением (т.5 л.д.81-91). Так, в указанном заключении эксперт отмечает, что перечисленная «БФК» в «АГД» платежным поручением № 178 денежная сумма состоит из возврата ранее перечисленных в ООО «БФК-Инвест» авансовых платежей по договорам №22 от 10.03.1999г и №135-99 от 20.02.99г. в сумме 13 248 000 рублей, а также оплаты за полученные от АГД векселя №№ 0000441, 0000442, 0000443 в сумме 3.700.000 руб.

   Таким образом, вместо инкриминируемых квартир у «АГД» появились сначала вышеуказанные векселя, а потом перечисленные из «БФК» денежные средства в сумме, эквивалентной стоимости квартир и возвращенных Баринову в счет переплаты векселей.

   Даже допрошенный в судебном заседании 21.06.07 г. эксперт Дьяков, комментируя произведенную им же судебную экспертизу, показал, что ущерб для «АГД» от инкриминируемых финансовых операций он видит лишь в появлении у «АГД» задолженности перед «БФК-Инвест». Однако, совершенно очевидно, что даже такая задолженность отсутствует, а вывод эксперта неверен, поскольку эксперту не был известен факт погашения Горяевым перед «БФК» обязательств по вексельному кредиту деньгами подсудимых. Кроме того, такую задолженность, даже если она и появилась бы, нельзя считать реальным ущербом, что уже само по себе исключает возможность инкриминировать состав хищения.

   Отметим, что с правовой точки зрения нет никаких оснований вообще говорить о причинении реального (именно о таком идет речь в диспозиции состава хищения) ущерба акционерам «АГД». Акционер имеет право не на обладание имуществом предприятия, а лишь на часть чистой прибыли, эквивалентной количеству своих акций. Однако на инкриминируемый период времени дивиденды акционером не выплачивались вообще в связи с отсутствием прибыли, что подтверждается исследованными протоколом общего собрания акционеров (т.27 л.д.134) и показаниями свидетелей - работников «АГД» в 1999-2000 г.г. Сухих, Фролова и других.

   Нельзя согласиться с позицией обвинения и об отсутствии давления на обвиняемого Гаврилова и о правильности его показаний, данных на предварительном следствии. Согласно заявления Гаврилова в суде, такое психологическое давление на него было оказано. Оно, в частности, выражалось в обещании изменения ему меры пресечения в обмен на «нужные» следователю показания, а также сопровождалось отсутствием возможности ознакомиться в полном объеме со всеми документами семилетней давности, хотя Гаврилов в инкриминируемый период времени законно имел к ним свободный доступ. Эти обстоятельства, несомненно, помешали Гаврилову правильно сформулировать свою позицию в соответствующих показаниях. Отметим, что соответствующая проверка заявления Гаврилова на настоящий момент не окончена, доводы его заявления не опровергнуты. Само по себе участие защитника в таких допросах Гаврилова не опровергает заявления последнего. Отстаивание своей позиции путем записи заявлений в протокол допроса является правом, а не обязанностью обвиняемого, и если последний под давлением изложенных выше обстоятельств не желает вносить их в протокол, это не вправе сделать и его защитник без соответствующего разрешения своего подзащитного. К тому же, из содержания заявления Гаврилова в судебном заседании не следует, что соответствующее психологическое давление оказывалось на него именно при тех допросах и именно в присутствии защитника. Следовательно, к показаниям Гаврилова, данным им на предварительном следствии, необходимо относиться лишь как к ошибочным предположениям о событиях, сделанных в условиях, описанных в его заявлении суду.

   Таким образом, из вышеприведенного анализа доказательств следует, что ни для «АГД», ни для его акционеров никакого ущерба не наступило, что исключает состав инкриминированного хищения. Это подтверждено и соответствующими показаниями представителя потерпевшего "АГД" Незова, и показаниями гендиректора "АГД" Горбатова, и письмом представителя потерпевшего Архангельской области - ДУГИ АО, исследованным в судебном заседании 24.07.07 г.

   Пытаясь критиковать вышеописанную позицию защиты, обвинение предположило, что ООО «БФК-Инвест» фактически не существовало, мотивировав это его регистрацией на подставных лиц.

   Никакого правового значения такие предположения обвинения не имеют.

   Во-первых, не представлено вообще никаких доказательств того, что подсудимые знали о том, что в уставных документах «БФК» содержатся не соответствующие истине сведения о его участниках и руководителях. Напротив, подсудимые лично общались в представителями «БФК»; располагали достоверной информацией о том, что «БФК» является крупнейшим акционером «ФондСервисБанка» (далее - БСП «ФСБ»), клиентом которого, в свою очередь, являлось и «АГД»; у «АГД» с «БФК» развивались договорные взаимоотношения. При таких обстоятельствах, напротив, у подсудимых были все основания считать «БФК» действующим предприятием, связанным с БСП «ФСБ». Именно поэтому Горяев смог получить в «БФК» эти же векселя 0000441, 0000442, 0000443 в качестве займа, чтобы избежать выплаты банку процентов по кредиту, и договориться о погашении кредитных обязательств перед банком «задним числом».

   Во-вторых, реальное положение с «БФК» не имеет значения для подтверждения обвинительных выводов, поскольку ни само обвинение, ни вышеописанный эксперт со своим заключением не возражают против того, что соответствующая денежная сумма вернулась в «АГД» со счета «БФК», исключив тем самым какой-либо материальный ущерб для «АГД» и его акционеров.

   2. Хищение относится к виду умышленных преступлений, совершаемых лишь с прямым умыслом, т.е. если лицо осознавало общественную опасность своих действий, предвидело возможность или неизбежность общественно опасных последствий и желало их наступления.  

   Таким образом, Баринов при регистрации права его собственности на инкриминируемую квартиру должен был бы осознавать, что он за нее не заплатил, в связи с чем имущество предприятия незаконно и без согласия акционеров уменьшилось на сумму стоимости квартиры с гаражным боксом и векселей, переданных в счет переплаты.

   Однако установлено прямо обратное. Баринов лично передал заместителю генерального директора «АГД» Горяеву денежные средства в размере стоимости квартиры с гаражным боксом и ее ремонта для использования их в качестве платежа. Таким образом, Баринов понимал, что фактически он заплатил деньги в «АГД», поскольку поручил Горяеву оформление этих сделок.

   Последующее распоряжение этими деньгами осуществлялось Горяевым, им же единолично и без согласования с другими подсудимыми был избран и фактически реализован способ оформления квартир в собственность. Логичность и выгодность для предприятия этого способа не вызывает сомнений, поскольку он не предусматривал поступления непосредственно в кассу «АГД» наличных денежных средств за продаваемые предприятием квартиры, а, следовательно, исключался риск обращения на эти средства взыскания налоговых органов. О реальности существования тогда такого риска кроме самих подсудимых свидетельствуют допрошенные Новиков, Попова, Сухих, Незов, Фролов, Горбатов, а также приобщенные документы: распоряжение и постановление налоговых органов об обращении взыскания на имущество «АГД», постановление о прекращении уголовного преследования Баринова А.В. по ст.199 УК РФ.

   Кроме того, необходимо учитывать, что Горяев представлял интересы ООО «В.А.Инвест», руководитель которого Усманов Алишер Бурханович был осведомлен о производимом Горяевым оформлении инкриминируемых сделок с квартирами. Согласно показаний бывшего заместителя генерального директора «АГД» Фролова А.Г. и показаний Баринова А.В., по состоянию на 1999-2001 г.г. именно ООО «В.А.Инвест» владело контрольным пакетом акций «АГД». Следовательно, крупнейший акционер ООО «В.А.Инвест», обладающий контрольным пакетом акций, фактически разрешил передачу квартир в собственность подсудимых тем способом, который избрал Горяев. Такое волеизъявление ООО «В.А.Инвест» является распоряжением имуществом предприятия акционером, обладающим контрольным пакетом акций. И по Уставу «АГД», и в соответствии с законодательством такое распоряжение является правомерным и достаточным основанием для утверждения об отсутствии ущерба для предприятия и его акционеров, поскольку акционер предприятия, обладающий контрольным пакетом акций, вправе распорядиться любым образом имуществом предприятия в размере, не превышающем установленный Уставом. 

   При таких обстоятельствах у Баринова не было никаких оснований не доверять Горяеву либо полагать, что приобретение квартир причинило ущерб «АГД» или его акционерам. Напротив, избранный Горяевым способ именно защищал законные интересы предприятия, затрудняя налоговым органам наложить аресты на квартиры и денежные средства от их реализации. Доверяя Горяеву в правомерности избранного последним способа оформления сделок с квартирами, Баринов А.В. не участвовал в его избрании, оформлении, составлении соответствующих документов, подписывая их, внимательно не изучая. Это, в частности, подтверждается и выводами исследованного судом экспертного заключения, о том, что подпись от имени Баринова А.В. на 2-м листе кредитного договора №14/99С от 15.12.99 выполнена, ЛИШЬ ВЕРОЯТНО, самим Бариновым; в акте п/п векселя 0000441 на 2750000 руб от 20.12.99, в акте п/п векселя 0000441 на 2750000 руб от 21.12.99, в акте п/п векселя 0000441 на 2750000 руб от 26.12.99 - путем перекопированния на просвет с подписи Баринова или подражанием ей. Невозможно установить, Бариновым ли выполнено это перекопированние или подражание. 

   Версию обвинения о хищении Бариновым А.В. квартиры и гаражного бокса косвенно опровергает и последующее отношение Баринова А.В. к этому имуществу: уже после увольнения из «АГД» Баринов А.В. не счел возможным им распоряжаться по своему усмотрению и без согласования с «Лукойлом», инициировавшим приобретение Бариновым этого имущества и выделившим для этого денежные средства. Об этом свидетельствовали и допрошенные в суде свидетели Львов и Белокоровин. При чем, это не опровергается и сведениями, запрошенными судом в «Лукойле», согласно которых первичная финансовая документация (к которой можно отнести и соответствующую расписку Баринова А.В.) за 1999 год уничтожена по истечении срока хранения. Подчеркиваю, что из ответа «Лукойла» следует именно вышеописанный факт отсутствия расписки в настоящее время, а не утверждение о ее отсутствии на 1999 г. В прениях государственный обвинитель назвал этот и подобный факты «непроверяемыми», пытаясь так обосновать их отсутствие. Очевидно, государственный обвинитель забыл, что «непроверяемые» факты фактически являются теми самыми «неустранимыми сомнениями», которые толкуются исключительно в пользу обвиняемого в силу соответствующих конституционных норм закона.   

   Инкриминированные векселя №№0000630, 0000631 и сделки с ними необходимо расценивать, как часть сделки купли-продажи квартиры и гаражного бокса между Бариновым А.В. и «АГД», поскольку их стоимость включена в сумму денег, переданных Бариновым Горяеву для использования их в оплату квартиры с гаражным боксом и их последующего ремонта. Это прямо подтверждается показаниями указанных подсудимых и не опровергается никакими иными доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

   Поэтому к указанным векселям применимы все вышеизложенные оценки, дающие защите право утверждать, что от инкриминируемых действий с этими векселями ущерба для «АГД» не наступило и такие действия с ними не содержат состава хищения.

   Что же касается инкриминированных перечислений денежных средств со счетов «АГД» на счета «БФК», то выше уже приведены аргументы защиты по поводу реальности существования ООО «БФК-Инвест» и об отсутствии у подсудимых информации о наличии неверных сведений об участниках ООО в его учредительных документах, зарегистрированных в установленном законом порядке. При чем, неверность таких сведений сама по себе не влечет признание предприятия «несуществующим». Об этой организации подсудимые могли судить лишь по ряду объективных обстоятельств: наличие надлежащей регистрации ООО, наличие расчетных счетов ООО в БСП «ФСБ», обладание ООО крупнейшим пакетом акций ПСБ «ФСБ», существование представителей ООО и осуществление ими различной, в том числе, договорной деятельности и т.п. О фактической деятельности ООО «БФК-Инвест», осуществляемой, в частности, через его представителей свидетельствуют и допрошенные в суде Чимбулатов Ф.М. и Лисицинский. Смешным и нелогичным выглядит предположение обвинения о том, что Баринов А.В. «в конце ноября 1999 г. вовлек в организованную группу неустановленных лиц, которые в г. Москве подыскали подставное ООО «БФК-Инвест»... для использования его счета..., открытого в БСП «ФондСервисБанк», ... для хищения вверенных денежных средств», с учетом того, что это предприятие к этому моменту уже длительное время являлось крупнейшим акционером этого самого банка.

   Кроме того, бесспорно не опровергнута и версия о том, что Чуваткин Е.А. в действительности исполнял обязанности руководителя «БФК-Инвест», поскольку согласно исследованного в суде заключения почерковедческой экспертизы, самим Чуваткиным выполнены подписи в банковской карточке «БФК» и в платежном поручении №176 на перечисление 16.948.000 руб. с расчетного счета «БФК» на расчетный счет «АГД». В своих показаниях Чуваткин заявил, что в действительности добровольно регистрировал на себя множество предприятий. Следовательно, при наличии подобного волеизъявления лица, правильного оформления этого волеизъявления соответствующими учредительными документами и их соответствующей регистрации, законно образуется предприятие - хозяйствующий субъект, безотносительно к тому, кто фактически в последующем будет в нем работать. Ненадлежащее оформление таких работников на предприятии само по себе не исключает участия такого предприятия в хозяйственных и финансовых сделках, иных взаимоотношениях с другими хозяйствующими субъектами.

   Подробно и логично подсудимые объяснили, почему возникла необходимость использования «БФК» в качестве посредника для размещения в ООО «Нарьянмарсейсморазведка» заказа на производство сейсмических исследований 2Д на Медынской площади, а также необходимость производства таких исследований и авансовый порядок оплаты по договору. Так, никакими исследованными в судебном заседании доказательствами не опровергается, а, напротив, нашла свое подтверждение позиция подсудимых, изложенная, в частности, в письменном заявлении Баринова А.В. о том, что «БФК» привлекался фактически лишь как посредник между «АГД» и «Нарьянмарсейсморазведкой» из-за сложных взаимоотношений с Главой Администрации НАО Бутовым. Последующее прекращение договорных взаимоотношений «АГД» с «БФК» с истребованием всех авансовых (в том числе и вексельных) платежей было вызвано обнаружившейся невозможностью «БФК» исполнить обязательства по договору, поскольку Бутовым было все-таки обнаружено участие «АГД» в этой сделке. Все действия и решения руководства «АГД» по этой сделке с «БФК» были направлены исключительно на благо развития «АГД» и находились в пределах соответствующих уставных задач и полномочий. Это полностью подтверждается показаниями свидетелей Новикова А.А., ГорецкогоС.Н., Яралова Б.А., Лисицинского, Чибулатова, отсутствием экспертного заключения о подложности подписи Яралова в документации инкриминируемого договора.

   Не имеет никакого правового значения тот факт, что работы по договору № 135-99 так и остались невыполненными, поскольку именно с этим и связан законный и обоснованный возврат соответствующих денежных средств в «АГД». При этом ни приведенными государственным обвинителем показаниями свидетелей, никакими иными исследованными доказательствами не опровергается реальное намерение Баринова А.В. произвести указанные исследования на благо возглавляемого им предприятия и в общественно-полезных целях.

   Нелогичным представляется и вывод обвинения об участии Баринова А.В. в создании «подложного» договора № 135-99, основанный на вероятностном заключении  эксперта об исполнении Бариновым подписи за Воробьева и поддельной подписи самого Баринова в этом договоре. Во-первых, некатегоричный вывод эксперта является тем самым «неустранимым сомнением», оцениваемым в пользу обвиняемого, в соответствии с конституционными правовыми нормами, а, во-вторых, лишено всякой логики предположение о том, что Баринов лично подделал подпись Воробьева на договоре и тут же согласился с подделкой собственной подписи на этом же документе.    

   Таким образом, опровергается версия следователя о подложности договора № 135-99 и о вымышленности назначений авансовых платежей в «БФК». Неоднократность и периодичность этих авансовых платежей неопровержимо обоснована Бариновым А.В. и согласуется с показаниями вышеуказанных свидетелей. Она вызвана особенностями исполнения данного договора, связанными с сезонностью данных работ, местностью их проведения, технологией их планирования и производства.  

   Не имеют никакого доказательственного значения для обвинения и факт перечисления со счета «БФК» денежных средств в качестве спонсорской помощи «АГД», и факты снятия наличных денежных средств со счета «БФК». Для подобного вывода необходимо оценить во взаимосвязи следующие обстоятельства, наличие которых по состоянию на 1999-2000 г.г. подтверждается исследованными в суде доказательствами:

  а) из-за налоговых претензий (в том числе и признанных впоследствии необоснованными) для «АГД» были объективно затруднены расчеты с банковских счетов и хранение денежных средств на счетах; при чем, даже из приобщенного постановления о прекращении уголовного преследования Баринова А.В. усматривается, что налоговые претензии были необоснованными, как минимум, в 26 раз; 

  б) в условиях такого сложного финансово-экономического положения «АГД» было вынуждено часто использовать вексельные формы расчетов, хранить денежные средства в векселях, размещая их под низкий процент в ПСБ «ФСБ» и сохраняя с банком взаимоотношения, позволяющие быть крупным и выгодным клиентом для банка с особыми условиями обслуживания;

  в) для сохранения «АГД» и обеспечения его производственной деятельности в условиях затруднения в пользовании наличными средствами, «АГД» пользовалось помощью «ФСБ», в том числе и в виде расчетов банком денежными средствами за предприятие;

  г) «БФК» являлось крупнейшим акционером ПСБ «ФСБ» и связанной с ним структурой (анализ см. выше). Юридической практике давно известно понятие аффилированной группы, то есть группы связанных между собой юридических лиц, имеющих единое руководство различными предприятиями, либо владеющих долями в капитале разных компаний и проводящих согласованную политику. Это определение вполне применимо и для «БФК», «ФСБ», СТК «Союз». 

   Следовательно, сами сотрудники банка ПСБ «ФСБ» либо учредившего банк СТК «Союз» могли использовать счета фактически принадлежащего им «БФК» для каких-то своих собственных интересов (например, для обналичивания денежных средств), в том числе и не относящихся к деятельности «АГД» и подсудимых, в частности. Взаимосвязанность (аффилированность) «БФК» с ПСБ «ФСБ» и СТК «Союз» подтверждается, в частности показаниями свидетелей Ворошилиной В.В., Шевляковой А.В., ЕрмаковаМ.Е., исследованными в суде документами об обладании «БФК» крупным пакетом акций «ФСБ», содержание которых не оспорил никто из его бывших и действующих работников.

   В пользу данного вывода свидетельствует и отсутствие любых доказательств того, что инкриминированные обналиченные денежные средства поступили в распоряжение подсудимых и были ими использованы на какие-либо личные цели, а не на пользу деятельности «АГД».

   Голословны предположения государственного обвинителя о попытке завуалировать хищение указанием на спонсорскую помощь Искательской поселковой лаборатории. Согласно исследованного судом письма №389 от 13.12.06 г. главврача Искательской поселковой лаборатории, в 2000 г. в амбулаторию поставлено 2 медаппарата, оплаченных, в качестве спонсорской помощи, «АГД», к гендиректору которого - Баринову - главврач Т.Н.Зуева за такой спонсорской помощью и обращалась.  

   Не имеют здесь никакого «изобличающего» значения и результаты прослушивания телефонных переговоров подсудимых.

   Во-первых, эти "результаты" являются недопустимыми доказательствами, поскольку отсутствуют судебные решения о разрешении на их получение. Этот вывод подтверждается и требованиями «Инструкции о порядке предоставления результатов ОРД...», утвержденной Приказом №368/185/164/481/32/184/97/147, зарегистрированным Минюстом за №9407 (опубликован в «Российской газете» 16.05.07 г.).

   Во-вторых, подсудимые Баринов и Горяев пояснили, что речь в них идет совершенно о других событиях, не относящихся к предъявленному обвинению. Это видно и из содержания самих разговоров. Так, согласно исследованных телефонных разговоров Баринова, Горяева, Скробота 23-25/11-1999 г., речь идет о некой сумме в 2,5-2.6 миллиона рублей; а платежкой №626 АГД перечислено БФК 25.11.99 3.148.000 рублей; а Шевляковой 29.11.99 по чеку получено 4.028.828 рублей. Следовательно, по телефону идет речь вообще не об инкриминируемой сумме денег. Согласно исследованных телефонных разговоров Горяева и Баринова 30.05.00 г., Горяев «сегодня», т.е.30.05.00 г., направил платежку, а «завтра», т.е. 31.05.00 г., «получит деньги»; а Шевлякова, согласно ее показаний, получила 5.354.000 руб. по чеку еще 29.05.00. Следовательно, по телефону идет речь вообще не об инкриминируемой сумме денег. Это подтверждается и показаниями на предварительном следствии свидетеля Эткиной А.Н., и показаниями в судебном заседании свидетеля Скробота, прокомментировавших подобные телефонные переговоры.

   Ссылку в платежном поручении №626 на договор №22от 10.03.99 г., как на назначение платежа, необходимо считать технической ошибкой в назначении платежа, допущенной составителем указанного платежного поручения, не обнаруженной лицами его подписавшими. Учитывая получателя этого платежа, а также даты и сроки его осуществления, необходимо прийти к выводу, что фактически это был один из авансовых платежей по договору №135-99 «АГД» с «БФК». Правомерность такого платежа обоснована защитой выше.  

   Согласно показания представителя потерпевшего «АГД» Незова и руководителя «АГД» Горбатова, заявление последнего в прокуратуру в отношении Баринова А.В. было вызвано лишь попыткой организовать проверку деятельность предыдущего руководителя «АГД» и отыскание недостающих векселей. Никаких фактических обстоятельств, уличающих Баринова А.В. в совершении инкриминируемых ему хищений, в показаниях данных лиц и заявлениях не приведено. Напротив, фактически эти представители «АГД» заявили об отсутствии ущерба для «АГД» от действий Баринова А.В. Такое же заявление фактически содержится и в письме ДУГИ АО - признанного потерпевшим представителя акционера "АГД" - Архангельской области. Письмо исследовано в судебном заседании 24.07.07 г.

   Не выдерживает критики и слабая попытка государственного обвинения обосновать организованность преступной группы подсудимых их должностными полномочиями и должностными отношениями подчиненности. Теория и практика уголовного права определяет организованную преступную группу, как группу лиц, «заранее объединившихся для совершения преступления» (ч.3 ст.35 УПК РФ). То есть, принимая логику обвинения, необходимо предположить, что само назначение Баринова А.В. генеральным директором «АГД», Горяева - заместителем генерального директора, а Гаврилова - главным бухгалтером «АГД» и было моментом создания «организованной преступной группы». Однако это не вменяется поддержанным гособвинителями обвинением.  

Таким образом, в вышеописанных действиях подсудимых отсутствует состав какого-либо преступления.

Невиновность Баринова А.В. косвенно подтверждается и данными о его личности, характеризующими моего подзащитного исключительно с положительной стороны (т.72 л.д.80, 83-84; т.4 л.д.197, 217; коллективное обращение жителей НАО от 01.05.06 г.); другие подобные материалы, приобщенные по ходатайству защиты в судебном заседании.

На основании вышеизложенного, считаю единственно возможным обоснованным, законным и справедливым решением по делу - оправдание Баринова Алексея Викторовича за отсутствием состава преступления по всем инкриминируемым ему эпизодам обвинения».





Система Orphus
Просмотров статьи: 624. Ключевые слова:

Комментарии (0)


Добавить комментарий





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


«Белый список» Архангельской области. Люди и компании, против которых не будет опубликован компромат на Kompromat29.ru


Вечный жмот. Дмитрий Юрков, как зеркало грядущей революции  Депутат - олигарх Палкин отшивает кричащих о помощи


Самое читаемое

Правила игра в КОМПРОМАТ29

Видео компромат29

Добрые



Павленко Виктор
(+3)

Ваккосов Шахобиддин
(-1)

Пуканов Виталий
(-2)

Савкин Александр
(-3)

Рыжков Сергей
(0)

Горячая пятерка


(-5)
Крупчак Владимир
(+1)
Будниченко Михаил
(+1)
Северьянов Константин
(+1)
Попаренко Яков
(0)
Петров Владимир

				

Реклама

Экостиль
живи правильно!

Архив Компромата29

Послать свое письмо

Статистика